Результаты поиска
Всего найдено:1000
  1. В программе можно увидеть, как историки при помощи криминалистов, генетиков, химиков, инженеров обнаруживают неожиданные свидетельства тех или иных исторических событий, которые оказали решающее влияние на судьбу нашей страны. История становится такой же точной наукой, как физика или химия. Наукой, в которой предположения, чтобы стать окончательными выводами, нуждаются в материальном подтверждении. Каждая серия проекта посвящена поиску ответа на вопрос, над которым историческая наука билась не одно десятилетие, и только сейчас, похоже, российским ученым удается приблизиться к истине.
  2. Проект «Год на орбите» — комплексный телевизионный проект, посвященный уникальному полету российского космонавта Михаила Корниенко, который провел на орбите 340 суток. Информация, полученная в ходе исследований в процессе этой экспедиции, возможно, будет основой для будущихболее длительных экспедиций. В том числе и полетов к другим планетам.
  3. Международной командой учёных, возглавляемой академиком Владимиром Скулачевым и вице-президентом Шведской Королевской Академии Наук профессором Барбарой Кэнон были успешно проведены испытания препарата SkQ1, решающего проблему старения. Участник исследования и автор программы «Медицина Будущего» Максим Скулачев, рассказал Esquire о результатах исследования и их последствиях. Как возникла идея разработки SkQ1? Давно известно, что старение запрограммировано у нас в геноме. Оно регулируется никому не известными биологическими часами через цепь сигналов, из-за которых митохондрии (единственный источник энергии клеток, «батарейки» нашего организма, – Esquire) начинают продуцировать больше свободных радикалов (мутации, вызванные свободными радикалами, ведут к дисфункции митохондрий, или старению, – Esquire). 

Митохондрии отравляют нас и чем старше, тем больше ведут подрывную деятельность. Наше предположение заключается в том, что они делают это специально, так как люди «запрограммированы» на старение. Антиоксиданты – вещества, которые борются со свободными радикалами – в митохондрии не попадают и действуют крайне ограниченно. Идея состоит в том, чтобы сконструировать антиоксидант, который попадает исключительно в митохондрию, и может решить проблему старения хотя бы отчасти. Это и есть главное свойство SkQ1. В исследовании описывается проведение намеренной мутации подопытных мышей. Расскажите подробнее об этом эксперименте. Это не первая работа с SkQ, наш проект длится больше десяти лет. Мы кормили веществом мышей, и они действительно старели медленнее. Но у старения есть много аспектов. Например, с возрастом увеличивается вероятность развития раковых опухолей, на что наше вещество никак не влияет. Если мы начинаем скармливать SkQ обычным мышам, как правило, они массово доживают до преклонного возраста, а затем умирают от рака. Максимальная продолжительность жизни заметно не увеличивалась. В Стокгольме вывели мышей с одной мутацией – из трех миллиардов нуклеотидов заменен один. Это мутация в гене, который отвечает за точность копирования ДНК в митохондриях. Самое главное последствие этого изменения – генномодифицированные мыши быстрее стареют. Не проживают и года, тогда как время жизни нормальных мышей в 2 – 2,5 раза выше. При этом идет согласованное ухудшение всех физиологических функций. Для нас эта модель работы стала наиболее удобной: во-первых, эксперимент можно было поставить быстрее; во-вторых, онкология больше не путалась под ногами, потому что подопытные не успевали дожить до нее. Одна из создателей этой линии мышей, профессор Барбара Кэнон, сама предложила нам провести эксперимент на митохондриальных стареющих мышах. Можно ли «изобрести» такого же мутированного человека, на котором вещество будет работать настолько же успешно? Точно такая мутация у человека уже есть. Она очень редкая – это митохондриальная болезнь. Судьба этих людей ужасна: они стремительно стареют. Но накопление ошибок в митохондриях идет у любого человека и это доказывает, что это вещество необходимо. Если врачи научатся бороться с онкологией, то борьба со старением станет реальной. С какими трудностями вы сталкивались в ходе исследования? Во-первых, эти мыши страшно дорогие (от 300 до 500 долларов) и сами не размножаются. Мы убрали многие причины смертности этих животных, что позволило им прожить дольше, но с анемией SkQ ничего не мог сделать. Мыши серели с возрастом, у них просто ухудшалась кровь. Еще непростой была координация работы между Москвой и Стокгольмом, потому что вещество синтезировалось в России, а эксперимент проходил в Швеции. В общем, это была круговерть из реактивов, материалов, идей и людей. Cколько времени должно пройти до появления препарата в аптеках? На основе SkQ мы уже разработали, протестировали и зарегистрировали одно лекарство – глазные капли против возрастных болезней, связанных со зрением. В декабре прошлого года завершилась фаза клинических исследований, SkQ1 принимали люди-добровольцы, и мы отслеживали возможные противопоказания.  Кому бы первому вы дали лекарство? Пациентам с прогрессирующими возрастными болезнями: болезнь Альцгеймера, Паркинсона, аутоиммунные заболевания, возрастная ломкость костей.  Есть ли этические последствия у вашего открытия? 
XX век добавил человеческой жизни около сорока лет. Если нам удастся добавить столько же, это будет колоссально. Что касается этики – нам часто задают вопрос о возможном перенаселении Земли. Никакой проблемы в этом нет. Общество умеет само регулировать собственную численность.  Если предположить, что человек сможет стабильно доживать лет до ста двадцати, то можно будет выработать другие подходы к обучению, времени службы в армии, выходу на пенсию, деторождению. Эти вещи и так необходимо пересматривать, ведь мы живем в логике девятнадцатого века. Почему у нас в армию идут восемнадцатилетние? Потому что это раньше был пик жизни человека. К двадцати пяти нужно было успеть завести семью, чтобы к сорока, когда ты умрешь от старости, хоть как-то успеть поставить на ноги детей. Сейчас все иначе и мы пытаемся все изменить. Антибиотики, санитария, гигиена и анестезия как раз добавили сорок лет к среднему сроку нашей жизни. Новости об открытии лекарств и препаратов от смертельных болезней появляются достаточно часто. В правильном прочтении любая подобная новость звучит так: «Ученые сделали еще один шаг на пути к победе над раком, старением или какой-нибудь страшной болезнью». Пресса, как известно, гонится за громкими заголовками. И когда вы читаете о том, что «израильские ученые победили болезнь Альцгеймера», на самом деле, надо понимать так: они получили положительный результат, исследуя на мышах одну модель этой болезни, которая релевантна. Но за каждой такой работой действительно стоят большие новости и большие знания, и они понемногу копятся. Мы можем не замечать, но, например, в развитых странах СПИД не смертелен, это связано со страхованием жизни. Да, нужны препараты, но это уже не смертельно. 
Если говорить о раке, как о сумме разных заболеваний, то до конца 1990-х они все были смертельны, а сейчас из этого списка летальны только 10-20%. Наука движется. Меня радует, что в последние десять лет, параллельно с нашей работой, стали появляться статьи с громкими заголовками про старение. Естественно, не все так просто, но это серьезный сигнал. В прошлом году в США официально было объявлено о возможности клинических исследований препаратов против старения. Материал подготовлен совместно Esquire.
  4. Зачем людям такой сложный мозг и как он нам достался? Действительно ли человек использует только 10% возможностей мозга и есть ли предел умственных способностей? Чем отличается мозг мужчины и женщины? Как рождаются чувства и можно ли их обнаружить с помощью технических средств? Ведущий проекта — известный ученый Александр Каплан — с помощью экспериментов и наглядных примеров даст ответы на самые популярные вопросы, касающиеся работы и устройства головного мозга. Основанный на беседах с учеными проект «Тайны мозга» поможет зрителю разобраться в возможностях мозга и границах его познания.
  5. Эволюция чего бы то ни было всегда вызывала много вопросов, порождала массу теорий и гипотез: этапы этого процесса развития, предпосылки, характерные черты и особенности. Как все это происходило и происходит сегодня? Ученые всегда интересовались тем, откуда взялась Вселенная, как появилась наша планета и потом на ней зародилась жизнь, каким образом на Земле стали развиваться те или иные биологические виды и почему одни ушли по лестнице эволюции дальше других? Эти вопросы были актуальны и тысячелетия назад, и сегодня, невзирая на все достижения современной науки. Ответы на них зрители проекта «Эволюция» поищут вместе с ведущим программы — профессором биологического факультета МГУ имени Ломоносова Александром Капланом.
  6. В предверии московской премьеры фильма "Акра. Крымская Атлантида" в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» редакция "Науки" подготовила археологический тест! В чем отличие подводных раскопок от классических археологических исследований? Что такое открытый лист? Какие бывают типы лопат? Все ответы в нашей игре "Какой ты археолог"?    
  7. 16 марта в Москве состоится специальный показ фильма «Акра. Крымская Атлантида» о раскопках древнегреческого города, входившего когда-то в Боспорское царство, ушедшего под воду и вновь обнаруженного археологами в 80-х годах XX века. О том, чем уникален этот памятник в масштабах российской археологии, «Чердаку» рассказал Виктор Вахонеев, заместитель директора Черноморского центра подводных исследований, который ведет раскопки подводной части города.  — Что известно археологам об Акре на сегодняшний день? — Город Акра основали греческие переселенцы в конце VI — начале V веков до н.э. Скорее всего, в результате внутренней колонизации Боспора, когда такие города, как Пантикапей или Нимфей, расширяли сферу своего влияния. В V веке до н.э. Акра вошла в состав Боспорского царства и существовала примерно до III века до н.э. Пожалуй, это самый южный древнегреческий город в Керченском проливе. По сообщению греческих авторов, Акра была названием мыса, который встречал греческие торговые суда, входившие в Керченский пролив. И действительно, Акра была основана на низком, глубоко выдающемся в море мысу и обладала хорошей незамерзающей гаванью. Ее история восстановлена в основном по археологическим источникам. Черноморский центр подводных исследований и Эрмитаж за последние шесть лет изучили оборонительные стены IV века до н.э., оборонительную башню, кварталы жилых построек. Вокруг Акры была сельскохозяйственная территория (по-гречески — хора): каждое утро жители разбредались из Акры по своим сельскохозяйственным делам, а вечером возвращались обратно. — Почему город погиб? — Причины запустения города до сих пор не совсем понятны. Это не была катастрофа. Вероятно, к этому привели варварские набеги и естественные процессы изменения природы: вода постоянно поднималась и люди селились все дальше от берега. В конце концов они оставили город. — Как археологи обнаружили Акру? — К концу XVIII века установили местонахождение почти всех городов Боспорского царства. Это Пантикапей, Нимфей, Киммерик. А вот Акру долго не могли найти. Почему? Дословно с древнегреческого «акра» означает «возвышенность». Как «акрополь», то есть «верхний город». Поэтому Акру искали на высоком месте, что было логично, так как такое положение удобно для обороны. Подводные археологи нашли Акру только в начале 80-х годов прошлого века. История открытия довольно легендарна. В 1982 году 15-летний мальчик Алексей Куликов гулял по берегу в том месте и неожиданно нашел древнюю монету. Всего он насобирал более 150 таких монет. Когда он показал их специалистам, выяснилось, что самые ранние и самые поздние разделяет 1000 лет. Стало понятно, что это не случайные находки — видимо, где-то рядом под водой размываются культурные слои. Когда на этом месте провели первую подводную экспедицию, на глубине двух-трех метров под водой обнаружили оборонительные стены, выступающие над дном, цистерну, заполненную семью амфорами производства Гераклеи понтийской (IV век до н.э.) и много других интересных находок. Так Акра была локализована. А монеты, кстати, были в основном медные, чеканились в Боспорском царстве. Одна монета оказалась золотой и датируется правлением боспорского царя Котиса. Хотя до сих пор не было найдено надписи, говорящей, что это именно Акра, мы считаем, что это именно она. У греков была традиция описывать побережье и расстояния от одного города до другого. Нам из описаний известно расстояние от Акры до двух других городов — Китея и Нимфея. Примерное место, находящееся на этом расстоянии от обоих городов, попадает на точку, где сегодня найдена Акра. Кроме того, мы можем точно говорить, что это поселение было именно городом, потому что только города в то время обладали мощной оборонительной структурой. Так что мы идентифицировали Акру где-то на 99%. А тот мальчик, что находил монеты, вырос и тоже стал археологом. Теперь он сам ведет работы на Акре. Собственно, он и стал героем фильма. — Что именно сейчас изучает Алексей Куликов? — Сейчас на берег выходит буквально уголок города — 10% территории. Именно его начал изучать Алексей, обнаружив там несколько домовладений римского времени. Но с 1997 года по 2011-й исследования на Акре не велись. В 2011 году возможность раскопок снова появилась. Ко мне обратился руководитель одной из археологических экспедиций Эрмитажа Сергей Соловьев с предложением воссоздать подводную экспедицию. В этом году мы отметили шестилетие нашего совместного проекта. За это время нам удалось установить, что под водой сохранилось как минимум 1,5 метра городских стен, а не 20—30 сантиметров, как сначала считалось. Стены в хорошей сохранности. В основании оборонительной башни мы нашли и изучили мощные деревянные балки. Вероятно, они были средством борьбы с высоким уровнем грунтовых вод — ими укрепляли основание башни, чтобы ее не размывало. Было немало и других открытий. Органические материалы, которые на земле практически не сохраняются, под водой глиной или песком консервируются, и это позволяет нам увидеть предметы быта, которыми пользовались древние греки. В 2013 году мы нашли отлично сохранившийся деревянный гребень эллинистического периода (IV-III веков до н. э). Одна сторона была крупная, а другая мелкая. Возможно, одна из сторон предназначалась для вычесывания вшей. Важно, что эти предметы позволяют восстанавливать микроисторию. Можно представить, как расчесывалась древнегреческая жительница Акры. Еще одна интересная находка была в 2015 году — золотая серьга в виде головы льва. Это уникальный шедевр ювелирного искусства Боспора. Таких сережек за всю историю археологии было найдено штук 16—18. Некоторые из них есть в Эрмитаже, некоторые — в Лувре. Но все они происходят из северного Причерноморья. — В чем особенность раскопок Акры? — Это объект, сложный для раскопок. Он находится на глубинах до четырех метров, в зоне прибоя. Малейшее волнение на море, легкий ветерок приводит к невозможности подводных раскопок. Плюс под водой много времени тратится на фиксацию находок — зарисовки, фото- и видеосъемку. Так что, несмотря на масштабность экспедиции, территория, которую мы охватили, достаточно скромная — около 100 квадратных метров, что, конечно, очень мало. Площадь всего города составляла не менее четырех гектаров, что типично для городов того времени. Работа в основном проходит утром и вечером, когда успокаивается волнение на море. Сезон длится не менее месяца каждый год. Это небольшой срок, но существующее финансирование не позволяет копать дольше. В этом году мы постараемся провести экспедицию продолжительностью в 1,5 месяца. Копать будем в июле. — Кто сейчас работает на раскопках? — Работают сотрудники нашего центра, Эрмитаж выступает нашим партнером, есть и волонтеры РГО. Но подводная экспедиция не очень большая — 10—15 человек. Это на суше археолог может подчиняться указаниям старшего, так что копать могут и студенты. А под водой каждый археолог должен быть профессионалом, чтобы принимать самостоятельные решения. Для раскопок мы используем гидроэжекторы — своего рода пылесосы, которые засасывают грунт и отправляют его на поверхность, где он дополнительно промывается. Так мы можем фиксировать все, что находится в грунте. Например, в прошлом году мы исследовали помещение IV века до н.э., в центре которого была установлена печь. При промывке мы выяснили, что пол был заполнен скорлупой ореха, бобовыми, косточками вишни и оливы. То есть мы можем увидеть, что ели 2,5 тысячи лет назад в этом доме, в этом помещении. Вот сидел древний грек и лопал оливки. — Насколько значима эта находка для российской археологии?  — Это уникальный памятник подводной археологии черноморской акватории ввиду его сохранности. Мы можем как изучать сам город, ушедший под воду, так и разрабатывать методику исследования подводных городов. Акра не быстро уходила под воду, а в течение сотен лет и потому хорошо сохранилась: ее, благодаря защите оборонительных стен, не размыли шторма. В других городах — Фанагории, Херсонесе и других — такого не было. Деревянные находки — это тоже уникально. Мы привыкли деревянные находки получать в основном из Новгорода и изучать по ним жизнь Древней Руси. А тут античные, которые на 1,5 тысячи лет древнее новгородских. Специальный показ фильма «Акра. Крымская Атлантида» состоится 16 марта в пресс-центре МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре, 4. О фильме и раскопках расскажут режиссер Александр Коневич и археолог, главный герой фильма Алексей Куликов. Начало в 17:00. Источник: Чердак
  8. Александр Коневич, ведущий программы «Опыты дилетанта» на канале «Наука», освоил профессию сборщика кедровых орехов Алтайские горы, Семинский перевал. Зимой здесь не холодно, а летом не жарко. Особый климат этого места — идеальные условия для сибирского кедра, одного из величайших деревьев на планете. На Алтае его называют и кормильцем, и целителем. В начале октября на Семинском перевале в самом разгаре сезон сбора кедровых орехов. От столицы республики города Горно-Алтайска до перевала почти 150 км. Большая часть пути пролегает по Чуйскому тракту. Узкая лента асфальта, уходящая вдаль, к границе с Монголией, проложена на месте древней торговой тропы. Упоминания о ней встречаются еще в китайских хрониках более чем тысячелетней давности. Во многом благодаря кедровому ореху сегодня у этих мест тоже есть экономическая связь с Китаем. По мере приближения к Семинскому перевалу пожелтевшие лиственницы сменяются вечнозелеными кедрами, золотая осень уступает место снежной зиме. Здесь говорят: «в июне у нас еще не лето, а в августе и лето прошло». В самые жаркие дни температура не поднимается выше 22 °С. А зимой, когда на Алтай приходят трескучие морозы под 40 °С, на Семинском перевале все те же 22 °С, только уже со знаком минус. Первый снег на Семинском перевале обычно выпадает уже в 20-х числах сентября. Для тех, кто добывает кедровый орех, он как призыв к активному сбору урожая. Потяжелевшие от снега кедровые шишки легко падают на землю. Официальный сбор орехов разрешен с 1 сентября. С научной точки зрения сибирский кедр — это растение из рода сосновых и не является близким родственником настоящим кедрам: ливанскому, атласскому и гималайскому. Предполагают, что называть дерево сибирским кедром предложил Петр I или кто-то из его окружения в рекламных целях. В то время в Европе настоящей драгоценностью считалась древесина ливанского кедра. Долговечная, прочная и легкая, она была прекрасным материалом для кораблестроения. Как бы там ни было, сегодня сибирский кедр в мире не менее популярен, чем ливанский. Дерево стоит особняком среди других представителей хвойного леса, а на Алтае к тому же и растет обособленно, на самой высоте — 1800 м и выше над уровнем моря. Его собирают все, кто может собирать, — от старого до малого. Потому что орех — это заработок. Раньше сборщики ореха должны были получать лесобилет — что-то вроде лицензии, разрешающей сбор. За каждый килограмм ореха платили 3 руб. Сборщики распределялись по участкам, и в лесхозе всегда знали, кто и где работает. Без кедровых браконьеров, конечно, тоже не обходилось. После отмены лесобилетов ввели пропуска в тайгу. Стоил пропуск 10 руб. и разрешал орешничать хоть день, хоть месяц. Сейчас, согласно Лесному кодексу, «обеспечивается свободный доступ россиян в леса Российской Федерации», поэтому вход в тайгу открыт всем желающим. Орехов можно собирать столько, сколько унесешь или увезешь. Зная, что лесника в тайге нет, с кедром стали обращаться варварски: начали делать большие «барсы», бить по кедрам, чтоб падала шишка, — ранить кедр. Его собирают все, кто может собирать, — от старого до малого. Едут в тайгу на машинах, на мотоциклах, на лошадях, чуть ли не на велосипедах. Едут в тайгу и собирают. Потому что орех — это заработок. В алтайских деревнях, расположенных вдоль Чуйского тракта, многие и сегодня живут натуральным хозяйством. Несмотря на суровый сибирский климат, природа этого места щедро делится с людьми своими богатствами. В особо урожайные годы кедровые шишки не собирает только ленивый. Для некоторых предприятий на Алтае тайга — самый настоящий конкурент. Когда начинается сезон сбора, многие выходят не на работу, а в лес, за орехом. День в тайге Сергей Крухмалев приехал на Семинский перевал десять лет назад. Он, потомственный травник, на перевале открыл фитоцентр. Некоторые лекарственные травы, которые растут здесь, на высоте почти 2000 м, являются эндемиками Горного Алтая, то есть не встречаются больше нигде в мире. Но все-таки самым дорогим из природных богатств Алтая Сергей называет кедр. Полезным в этом дереве считается абсолютно все — не только орехи. Известно про лекарственные свойства кедровой хвои, скорлупы от орехов, смолы дерева и даже кедровых опилок. К кедру на Алтае отношение близкое к мистическому. Сергей пять лет работал лесником-егерем. Охранял 17 500 га кедровой тайги. И сам всегда собирал орех — и для себя, и на продажу. Вспоминает, что за все время его жизни на Семинском перевале было подряд шесть урожайных лет, потом кедр «взял» четырехлетний отпуск, а в прошлом году опять выдал небывалый урожай, про который написали в центральных газетах и рассказали в теленовостях. Вместе с Сергеем сбором ореха в этом году занимаются Дима и Азамат. Все они и будут моими учителями. Хотя для Димы это тоже первый сезон в качестве орешника — так на Алтае называют тех, кто собирает кедровые шишки. Азамат собирает шишки уже девять лет подряд. В год, когда кедр богат на орехи, трудолюбивый орешник в день может легко заработать 5000 руб. и больше. Хотя, все-таки нет, не легко! Работа эта и опасна, и трудна. Ошибаться Азамату нельзя — в деревне под Бийском его ждут жена с четырьмя дочками. Азамат показывает, как выглядит законный и бережный по отношению к кедру способ добычи ореха, альтернатива губительной колотушке с холодным названием «Барс». Забраться нужно как можно выше, лучше до самой макушки дерева. Ошибаться Азамату нельзя — в деревне под Бийском его ждут жена с четырьмя дочками. В тайге Азамат работает вахтовым методом: месяц собирает орех, продает и на неделю едет к семье отдыхать. В прошлом году в общей сложности он жил в кедровых лесах больше семи месяцев. Так много было кедровой шишки. Сбитую орешником-высотником шишку остается собрать. Задача нехитрая. Каждая шишка — как низкий поклон земле, которая вырастила это дерево. Сбор падалицы — шишек, которые уже на земле, — самый простой, экологичный и, безусловно, безопасный способ. Но на дереве остается много орехов, и они не повреждены грызунами. Бывает, что с одного кедра набирается мешок шишек. Лезть на дерево безопаснее со страховочной веревкой, которую держит напарник. Но ею почти никто не пользуется — говорят, мешает… В тайге сегодня хозяйничает холодный ветер, который алтайцы называют «тушкен». Он сбивает шишку с кедров, помогая орешникам и таежному зверю. Погода в горах переменчивая. Лучше всего сбивать шишки с кедра в солнечную безветренную погоду — когда ветви дерева сухие. Очень хотелось попробовать, проверить себя, преодолеть собственный страх перед высотой. Через пару минут азарт уступит место другим ощущениям — в глаза сыплется хвоя и все время лезут ветки, ветер усиливается. Из-за снега намокли перчатки и руки мерзнут, дрожат. Чем выше я поднимаюсь, тем больше. А до кедровых шишек еще далеко. Поднявшись еще на пару метров, решаю все-таки вернуться на землю. В общем, первый кедр получился комом, как говорится. Второй раз уже не так страшно, хотя я все так же медленно ползу вверх к цели и стараюсь не смотреть вниз. За мешок шишек в момент нашего сбора платили 1200 руб, за килограмм ореха — 200 руб. На то, чтобы добраться почти до самого верха, у меня ушло не меньше 10 минут. Опытный орешник за это время успеет сбить шишку с трех деревьев. С моей скоростью, конечно, не разбогатеешь на орехе. Безвредным для кедра способом мы насобирали за день в общей сложности почти пять мешков кедровых шишек. Примерно на 6000 руб. Питались практически весь день одними орехами! Ночевать нам предстоит в таежной избушке, у которой Сергей оставил машину. Строят такое жилье в тайге орешники или охотники. Если свободно, можно заселиться и пользоваться всем, что есть. Но когда уходишь, обязательно оставляешь воду, сухие дрова и что-нибудь из продуктов. Негласный лесной закон. Чтобы достать орехи из шишек, Сергей использует приспособление собственного производства — только металлический барабан заказывал у токаря. Машинка для шелушения перемалывает кедровые шишки с помощью автомобильного двигателя. И вместо мешков получаются килограммы, так орех проще вывозить или выносить из тайги. За мешок шишек в момент нашего сбора платили 1200 руб, за килограмм ореха — 200 руб. Из почти пяти мешков кедровой шишки получается мешок чистого ореха. Куда именно он отправится, я не знаю. Сначала к перекупщикам в ближайшем от Семинского перевала райцентре. Потом к сибирским производителям кедрового масла или очищенного ореха. А быть может, в Китай, который сегодня является основным поставщиком кедровых орехов на мировой рынок. А кедра там растет в разы меньше, чем в России. На территории Урала, Сибири и Дальнего Востока сегодня сосредоточено 80% всей кедровой сосны, растущей в мире, — 43 млн га! Урожайность с каждого — от 300 до 600 кг ореха. Много цифр, говорящих о щедрости природы. Но какой бы богатой она ни была, давно пришло время не только брать, но и отдавать, оставлять после себя что-то хорошее. И если не вечное, то хотя бы лет на 500–800 (именно столько живет кедр). На Алтае говорят: если есть много кедрового ореха и жить рядом с кедрами, можно увидеть, как наступает совершеннолетие того самого дерева, которое сам посадил. А наступает оно, к слову сказать… в 80 лет.
  9. Зачем нужны эмульгаторы, кто из великих людей был без ума от мороженого и  сколько стоит самое дорогое мороженое в мире Мороженое — изобретение не нашего времени и даже не нашего века. Оно известно человечеству уже как минимум пять тысячелетий. Родиной этого десерта считается Китай: там к праздничному столу подавали замороженные фруктовые соки (аналог современного «фруктового льда»). Александр Македонский при помощи мороженого восстанавливал силы после военных походов, а Гиппократ рекомендовал его как средство, избавляющее от жара. Среди любителей мороженого был и Наполеон — он пользовался аппаратом для изготовления мороженого даже в ссылке на острове Святой Елены. Генрих II, сын королевы Франции Марии Медичи, мог есть мороженое в любое время года и в любом количестве — тогда рецепты лакомства считались государственной тайной. Полакомиться мороженым любил и Антон Павлович Чехов: отдыхая в Одессе вместе с примой Малого театра Глафирой Пановой, он приходил в популярную кондитерскую каждый день. Потом каялся, что потратил на мороженое «половину своего состояния». Чтобы придать сладкой молочной смеси мягкость, ее натирали на терке или кололи на мелкие кусочки. Но чаще всего — просто рассасывали. Первым русским мороженым можно считать так называемое «ледяное молоко», которое смешивали с медом и замораживали в порционных блюдцах-формах. Массовое производство мороженого в России началось в 30-х годах XX века, когда была открыта первая лаборатория мороженого. Стабилизаторы Состав современного мороженого значительно отличается от состава любимого лакомства Александра Македонского. Сегодня ни одно мороженое не производится без стабилизаторов и эмульгаторов — эти пищевые добавки делают мороженое таким, каким мы привыкли его есть. Взять, к примеру, такую пищевую добавку, как гуаровая камедь. Несмотря на страшное название, она считается безобидной и даже полезной, поскольку не всасывается в кишечнике, контролирует аппетит и снижает уровень холестерина. Ее добывают из гуаровых бобов — стручков индийской акации, которую выращивают в основном в Индии и Пакистане. Если убрать из мороженого гуаровую камедь, вместо кремообразной консистенции и нежной структуры получится кусочек льда. Стабилизаторы позволяют сохранять запланированную форму мороженого, будь то рожок, торт или розочка. Эмульгаторы Эмульгаторы нужны для смешивания веществ, которые в силу своего молекулярного состава раствориться друг в друге не могут — например, жир и вода. Некоторые эмульгаторы производятся синтетическим путем. Они представляют собой химические соединения или природные вещества, подверженные химической и термической обработке. Однако такие добавки практически не используются из-за высокой стоимости — дешевле использовать натуральные вещества. Один из природных эмульгаторов, лицитин, содержится в яйцах и молочном жире. В продуктовой промышленности почти всегда употребляют соевый лицитин — Е322. Красители Один из самых популярных натуральных красителей — бета-каротин Е160b, делается из моркови и придает мороженому оранжевый цвет. Холодные десерты красного цвета, в основном, покрашены экстрактом свеклы, он маркируется как Е162. Синий цвет достигается при помощи водоросли под названием спирулина, обладающей ярким окрашивающим пигментом. Производственный процесс В пик сезона завод мороженого выпускает до 200 тонн продукта в сутки. Ингредиенты смешивают, разумеется, не вручную, а в специальном миксере. Производство автоматизировано, и весь процесс происходит в закрытых резервуарах. Контроль осуществляется из компьютерного центра, который по количеству мониторов и кнопок напоминает панель управления полетами. Чтобы приготовить мороженое, его сначала надо нагреть. Термическая обработка необходима для уничтожения вредных бактерий. После пастеризации наступает один из самых важных этапов производства — гомогенизация. Смесь подается в прибор и под большим давлением пропускается через узкое отверстие. В результате этого жировые шарики уменьшаются в несколько десятков раз, это помогает сделать смесь однородной. Процесс гомогенизации влияет на структуру и консистенцию будущего мороженого. После того, как смесь стала однородной, она должна “созреть”. Иными словами, нужно, чтобы сработали входящие в его состав стабилизаторы. Для этого будущее мороженое перекачивают в специальные цистерны и оставляют там на шесть часов при температуре 5°C. Холодные рекорды Самый известный “сомелье” мороженого — Джон Харрисон, официальный дегустатор крупнейшего американского производителя холодных десертов. Он перепробовал более одного миллиона образцов мороженого и помог создать более сотни различных вкусов. Его вкусовые рецепторы застрахованы на $1 000 000, а ежегодная зарплата превышает  $100 000. Больше всего вкусов мороженого предлагает владелец известного португальского кафе Мануэль де Сильве Оливейра — в его заведении 709 сортов мороженого! Даже если пробовать по одному мороженому в день, вам не хватит целого года. У Мануэля можно отведать мороженое с луком, свиными шкварками, морковью, помидорами, креветками, спагетти, чесноком и даже острое мороженое с перцем чили. Хотите вафельную трубочку с тунцом? Нет проблем! А самая дорогая порция мороженого стоит $1 000. Ее можно купить в одном из ресторанов Нью-Йорка. Изысканное лакомство состоит из самого дорого в мире шоколада, мадагаскарской ванили и марципановой вишни. Элитный десерт покрыт тонким слоем съедобного золота — его едят золотой ложечкой с бриллиантовыми украшениями, которую клиент может забрать с собой. В буквальном смысле — десерт на вес золота.
  10. В последние несколько лет выражение «британские ученые выяснили...» стало крылатым и используется как в прямом, так и в переносном смысле. Фактически, «британские ученые» — классический пример сумасшедших ученых из кинофильмов, одержимых чудаковатыми, бессмысленными научными изысканиями, не требующими доказательств. Появилась даже торговая марка, творческий псевдоним «Британские ученые», которая объединила группу людей, одержимых псевдонаучными изысканиями. Линейка «Британские ученые…» представляет собой специальный репортаж из Англии на 26 минут, в котором будут раскрыты те изыскания, которые действительно ведут ученые Великобритании, нелепые и забавные.