Паломничество. Как путешествовали в Средние века

Человеку европейского Средневековья волей-неволей приходилось упаковывать все свои потребности в контекст, определяемый христианством, а путешествия становились паломничествами. Но действительно ли разница между тогда и сейчас столь велика? В гостях у ведущего передачи «Вопрос науки» Алексея Семихатова кандидат искусствоведения и специалист по культуре европейского Средневековья и Нового времени Дильшат Харман.

Можно сказать, что паломничество — это особый вид туризма, но совсем знак равенства ставить нельзя. Дело в том, что бывают разные виды туризма, например лечебный, и паломники тоже часто ездили куда-то, чтобы вылечиться или исцелиться.

Я хотела бы сразу развеять предубеждение, что в Средние века никто никуда не ездил. Конечно, был такой период, примерно до тысячного года, когда дороги были в очень плохом состоянии, шли войны постоянно. И действительно, было небезопасно просто ездить куда бы то ни было с торговой целью или с целью поклониться каким-то святыням. Но где-то после тысячного года ситуация меняется, и всю Европу прорезают паломнические дороги.

С транспортом было нормально, если ты мог себе позволить какой-либо транспорт. Например, лодку, что было самым удобным, потому что дороги действительно были плохие. Или лошадь, или осла. Но, конечно, часть людей передвигалась пешком по этим самым дорогам. Они не были похожи на автобаны, но более-менее поддерживались в порядке. Это считалось богоугодным делом — поддерживать дорогу в порядке. Если ты оставлял деньги на то, чтобы дорогу или мост поддерживать какое-то количество лет, то ты себе обеспечил меньше лет, проведенных в чистилище.

У нас сейчас есть путеводители. Но путеводители появлялись уже в Средние века. И там рассказывалось, по какой дороге лучше идти. Правда, это касалось только очень больших паломнических центров. Например, как Рим или Сантьяго-де-Компостела в Испании. Понятно, что и в Рим, и в Сантьяго-де-Компостелу существовало множество дорог, потому что люди шли из разных мест. И путеводители объясняли, что вот здесь лучше не ходить. Например, Страна басков считалась очень опасным местом, где люди говорят на непонятном языке, плохо понимают латынь, и лучше обойти это стороной.

Путешествовали все классы: купцы, рыцари, крестьяне. Иногда это было по обету. Например, с тобой произошло что-то хорошее: вылечился от какой-то болезни, сын вернулся с войны и так далее. И ты обещал, что если я поправлюсь, то пойду туда, буду там молиться и пожертвую какую-то определенную сумму денег. Иногда, наоборот, чтобы что-нибудь случилось. Иногда это было своего рода наказание или штраф. Была распространенная, особенно в позднее Средневековье, практика: человек совершал убийство и дальше договаривался с родственниками покойного, что отправится в какое-нибудь далекое паломничество и там вознесет молитву за убитого (что считалось очень важным, потому что тот убит без покаяния, без исповеди, что его может ждать в том мире — непонятно) и за себя в качестве покаяния, епитимьи, которую накладывала церковь. То есть могли быть судебные резоны, могли быть частные.

Ты мог путешествовать со свитой, со своими подушками, кухонными приборами. Мог путешествовать пешком, останавливаться под кустом где-нибудь. Но, в принципе, существовала такая практика — ставить на больших дорогах госпитали. Обычно занимались этим монахи. То есть те, кто содержал эти дома, — это были несветские люди. Но если у тебя были деньги, ты мог остановиться в обычной гостинице. То есть странноприимные дома, госпитали содержат клирики, за них отвечает церковь, и они оказывают гостеприимство всем — вне зависимости от того, есть деньги или нет. А есть гостиницы, где никто нищего паломника за так кормить не будет.

Мы понимаем, что было много людей, но не понимаем сколько. Были времена, когда это все усиливалось, например после эпидемии чумы. Каждый раз в какие-то тяжелые времена паломников становилось больше, чем в спокойные, потому что горя было больше и люди искали утешение.

Первое, что надо понимать: люди, отправляясь в путешествие, понимали, что они могут там умереть от какого-то разбойника, солдата и так далее. Поэтому люди, как правило, писали завещание, отдавали долги и, таким образом как-то освободившись от обязательств, шли в путь. И, собственно, страховка была такая — заручиться помощью святого. Были отдельные святые, которые помогали именно паломникам. Из них самые популярных два: святой Христофор и святой Рох.

Святой Рох не только паломников защищал, но и еще помогал заболевшим чумой. Считалось, что у него уже была язва чумная, но он излечился. С тех пор считалось, что он помогает больным чумой, но одновременно защитник и паломников тоже. Он демонстрирует нам эту язву, но он одет как паломник, у него есть посох, сумка и за плечами шляпа.

На этой миниатюре мы видим сцену из жизни Иисуса Христа, где он тоже изображен как паломник: шляпа, посох, сумка. И на шляпе или на одежде были специальные паломнические значки.

Вот еще раз хорошо видны эти вот паломнические значки. Уже обычные паломники: слепой мальчик со своим поводырем. И у них даже не просто сумки, а мешки какие-то со своими вещами: ложка торчит, у мальчика висит маленькая фляжка. И у него, так как он слепой, в руках миска для сбора милостыни, потому что других средств нет. И это богоугодное дело, разумеется, подать милостыню инвалиду. Поводырь, видимо, отец или какой-то родственник.

А это сценка уже из манускрипта XV века. Сценка очень живая: паломник, который дошел до придорожного фонтана и с жадностью пьет воду. Мы видим опять шляпу, значок, посох, сумку. Ракушка — это символ апостола святого Иакова, к которому и совершалось паломничество в Сантьяго-де-Компостелу. До сих пор это символ паломничества. И тот, кто шел в паломничество, прикалывал на видное место, чтоб было видно, что он не просто так идет, не по каким-то торговым делам.

А вот это вот не совсем пристойный значок, это пародия. То есть люди относились серьезно к паломничеству. Но на самом деле могли пошутить по этому поводу. И это в форме женского полового органа паломник. То есть она идет, у нее четкий розарий, у нее посох, у нее шляпа. Она узнаваемая, но это шутка. Например, у Чосера есть в «Кентерберийских рассказах», что женщины идут в паломничество для того, чтобы получить больше свободы или найти себе там новых партнеров.

Праздник с демонстрацией Нюрнбергских клейнодов — атрибутов императорской власти правителей Священной Римской империи. Одним из важнейших считалось Копье судьбы, которым, по одной из легенд, римский центурион Гай Кассий Лонгин ударил распятого Иисуса Христа

Значки продавались массово в местах паломничества. И на более поздних картинах — скажем, на фламандских — мы видим даже ларьки, где продаются. Одно из самых знаменитых паломничеств было в XV веке распространено в Нюрнберге. Дело в том, что можно было купить реликвии, что и сделали жители Нюрнберга. Они купили и устраивали раз в год праздник, то есть демонстрацию этих реликвий. Все люди, которые приходили, получали индульгенции; кроме всего прочего, жители Нюрнберга устраивали еще и ярмарку. Полукоммерческое мероприятие, потому что, конечно, это была святая вещь. Но в то же время можно было устроить вокруг нее какую-то коммерческую историю. Например, мы знаем, что Дюрер, когда находился в Венеции, а в это время в Нюрнберге была эта ярмарка и демонстрация святынь, писал матери: «Пойди продавать гравюры, будет много народа».

Вопрос того, как люди общались, тоже очень любопытный. Это латынь для тех, кто хоть более-менее образован. Было много клириков, естественно, они общались на латыни. У людей богатых были своего рода переводчики, в путеводителях встречаются нужные фразы на разных языках. Но я думаю, что самые простые и бедные люди общались, конечно, жестами.

В XIX уже веке Новалис, романтик, пишет небольшое эссе «Христианство или Европа» и ставит знак равенства между христианством и Европой. Это было такое ощущение в Средние века, что мы все здесь христиане (кроме евреев, конечно, и мавров, которые все еще живут кое-где, но они не совсем считаются) и поэтому братья и сестры, в идеале, должны помогать друг другу. Если паломник узнаваем и ты видишь его, узнаешь его, то ты готов оказать ему какую-то помощь. Если ты окажешь паломнику помощь, то в своем роде поучаствуешь в этом паломничестве. То есть становишься более праведным и загробная участь становится легче. Вот мы сейчас очень плохо представляем зацикленность этого средневекового человека на том, что будет после смерти, а тогда это было действительно очень важно. Математически подсчитывалось, сколько ты кому помог, сколько дал милостыни, сколько молитв прочитал.

Экономически, конечно, было, как и сейчас. Вот есть туристический бизнес, люди открывают кафе, торгуют какими-то товарами. То же самое все было уже в Средние века. И интересно то, что развлекательный бизнес тоже существовал. Очень много бродячих акробатов, шутов, жонглеров, которые шли по тем же дорогам и в пути устраивали представления в каких-то городах или селах. И поэтому есть очень много историй про шутов, которые вышли просто с целью заработать денег, но по пути с ними что-то случилось и они обратились и бросили это занятие.

Я думаю, что каждое путешествие должно изменять человека в каком-то смысле. Хочу пожелать, чтобы каждое путешествие изменило нас к лучшему.

31.07.2019 14:21:01